Мытарства бронзового Петра

Мытарства бронзового Петра

20 декабря 1908 года состоялось первое заседание образованного Рижской думой комитета по созданию памятника Петру Великому. Спустя два года он был водружен в центре Риги, но долго там не простоял – монументу, оказалось, суждена сложная судьба, а скитания его до сих пор не закончились…

Не простоял и пяти лет…

Тогда, в начале XX века, в России проходили празднования 200-летних юбилеев различных памятных событий Северной войны. Докатилась их волна и до Риги – этот город царь Петр хорошо знал, неоднократно посещал (в первый раз – в 1697 году, в ходе Великого посольства) и участвовал в его отбитии от шведов в 1710-м. И спустя без малого два века отмечать эти события начали с размахом – постановление об установке монумента прославленному императору городская дума Риги приняла в 1903 году. Как пишет рижский историк Олег Пухляк, благодаря добровольным взносам удалось собрать 87 236 рублей 89 копеек. «Из них 300 рублей были переданы офицерами 97-го пехотного Лифляндского полка, городское управление внесло 28 тысяч рублей, остальные пожертвования сделали различные общества, дворянство, рижане и жители губернии. В результате проведенного конкурса из пятидесяти восьми предложений комиссия выбрала работу в классическом стиле берлинского профессора архитектуры Густава Шмидт-Касселя. Место для установки памятника царю определили в начале Александровского бульвара, напротив главного въезда в город», – рассказывает О. Пухляк.

Сама работа над памятником продолжалась в течение года и завершилась в 1910-м.

Мытарства бронзового Петра

«Цоколь статуи проектировал немецкий скульптор Карл Ремерт, а внешнее оформление поручили местному скульптору Августу Фольцу. Гранит для памятника выписали из Финляндии, отливка конной статуи производилась фирмой «Мартин и Пильтринг» в Германии. Открытие и освящение монумента состоялось 4 июля 1910 года. Его приурочили к 200-й годовщине победы над шведами, когда войскам графа Шереметева удалось изгнать неприятеля из крепости и присоединить Ригу к России. На торжественное открытие памятника и трехдневное празднование исторической годовщины накануне на яхте «Штандарт» прибыл император Николай II с августейшей семьей», – сообщает небезынтересные подробности Олег Пухляк.

Есть кадры старой кинохроники – Николай II с семьей присутствует на открытии памятника своему пращуру на Александровском бульваре (ныне бульвар Бривибас). «Со всех близлежащих церквей по округе раздавался колокольный звон. Началось благодарственное молебствие с коленопреклонением, которое совершал протопресвитер протоиерей Аквилонов, протоиерей Аристов и другие священнослужители. Духовенство было облачено в новые золотистые ризы. По возглашении многолетия Их Императорскому Величеству и всему Царствующему Дому протодиакон возгласил вечную память почивающему Петру Великому. В тот самый момент с памятника спала пелена. Войска отдали честь, со стороны реки была слышна орудийная пальба военных судов. Во всех церквях звонили в колокола.

После пожелания многолетия всероссийскому воинству и верноподданным архиепископ Агафангел обошел вокруг памятника, окропив его святой водой, потом осенил крестом войска и всех присутствующих и возвратился с духовенством в собор. Их Величества в сопровождении ближайшей свиты и комитета по сооружению памятника прошли к памятнику для его обзора. Войска выстроились к церемониальному маршу. Возглавляла марш рота 115-го Вяземского полка со знаменем. Пройдя марш, рота удостоилась царского «спасибо» и вступила в караул возле памятника» – так описывает церемонию рижский краевед Влад Богов.

Николай II в Риге в 1910 году на открытии монумента

Памятник оказался очень красивым – гордо восседающий на коне бронзовый всадник, облаченный в форму Преображенского полка, в ботфортах, со шпагой на боку, в треуголке. Увы, бронзовый всадник простоял недолго – четыре года. В разгар Первой мировой войны памятник эвакуировали, после чего, с грустью пишет В. Богов, «начинается довольно темная и загадочная история о пропавшем всаднике. Долгое время на месте памятника стоял один пустой гранитный постамент. Особой красоты и смысла он не представлял – памятник исчез, а постепенно вместе с ним канули и надежды на его скорое возвращение (затонул в море), поскольку поиски так ни к чему и не привели, за ненадобностью постамент убрали (в 1928 г.). Но, как говорится, свято место пусто не бывает. В 1935 году на том же месте был сооружен и открыт другой памятник и совершенно по другому поводу…»

Годы под водой и на складе

Монумент решили эвакуировать в 1915-м, когда немцы приблизились к Риге и возникла опасность взятия города. Статую сняли с постамента, погрузили на пароход «Сербино» и отправили в Санкт-Петербург. Увы, до своей столицы бронзовый Петр не добрался. «Трюм «Сербино» был невелик. После того как бронзовая статуя была опущена в него, оказалось, что люк не удаётся закрыть. Трюм так и остался открытым, причём часть памятника выпирала наружу. С этими странно торчащими из заднего трюма бронзовыми ногами коня «Сербино» отправился в путь. Капитан, старый моряк, которого я ещё ясно помню, предчувствовал недоброе и вышел в море очень неохотно, – приводил много лет спустя рижский журнал «Для вас» рассказ очевидца тех драматических событий. – «Сербино» имел приказ идти в Моонзунд (пролив. – О.Л.) и стать перед Вормсом (остров Вормси. – О.Л.) в ожидании дальнейших приказаний. Предполагалось, что здесь он получит охранное военное судно, с помощью которого проскользнёт в Финский залив. Не знаю по чьей вине, однако «Сербино», прибыв к месту назначения, не застал здесь охранное судно. Более того, никто не давал ему никаких приказаний, и капитан в ожидании инструкций с берега, дал приказ бросить якорь. «Сербино» простоял на якоре целый день. Ночью один из немецких истребителей (эсминцев. – О.Л.), шнырявших в Балтийском море, сделал то, что сделало бы каждое неприятельское судно: увидев вражеский транспорт, он потопил его. Я был в Моонзунде несколькими днями спустя и видел торчащую из воды трубу и мачты затонувшего «Сербино»».

Почти двадцать лет Петр пролежал на дне морском, а далее началось самое интересное. В 1934 году эстонский водолаз Антон Негола обнаружил статую в 30 метрах от затонувшего судна. Эстонцы не смогли поднять монумент целиком, и предприняли попытку взрыва, чтобы извлечь его по частям. «В итоге сильно повредили брюхо коня, но обломки памятника были собраны. Рижская дума получила от Эстонии предложение выкупить их и после ряда заседаний ответила согласием. 23 июля 1934 года фрагменты конной статуи привезли в Латвию, и временно поместили сначала в Рижский замок, а затем – в Крестовую галерею Домского собора. Но к тому времени устанавливать памятник было некуда: почти на прежнем его месте сооружался монумент Свободы. Дума предлагала восстановить статую и поставить ее в саду Виестура (Царский сад), возле вяза, посаженного, по преданию, императором, но не решилась этого сделать. Бронзового всадника отправили на склад одного из рижских заводов. В 1959 году статую (то, что от неё осталось) перевезли на склад управления благоустройства Риги. Энтузиасты занимались памятником, пытаясь организовать его восстановление; в их числе был и главный архитектор города Николай Рендель. 25 сентября 1977 года на сессии горисполкома приняли решение восстановить к 1990 году памятник Петру, однако выполнено оно не было», – описывает мытарства статуи Олег Пухляк.

Рассказ продолжает известный рижский историк Игорь Гусев: «Читатели помнят ещё, быть может, конец беспредельных 80-х, когда охотники за цветными металлами уволакивали всё, что только можно и что нельзя. Бронзовый всадник валялся тогда практически без охраны, и как он уцелел – одному Богу известно! И нашёлся тогда достойный человек – Станислав Разумовский, который взял его под свою ответственность. Он с группой соратников в начале 1989 года вывез памятник с неохраняемого склада (а ведь на их месте мог быть кто угодно!) и спрятал его на территории советской воинской части на улице Абренес. Там же Разумовский начал понемногу восстанавливать бронзового всадника и даже отлил одну из недостающих деталей. Впервые за пятьдесят лет памятник был частично собран! С уходом российской армии казармы заняла латвийская воинская часть. Её командир Янис Скроделис с пониманием отнёсся к проблеме. Латвийские солдаты охраняли монумент несколько лет. Потом статую вывезли на другой склад, откуда она наконец попала к предпринимателю Евгению Гомбергу, который на свои средства полностью восстановил её».

Ситуация «подвешена» уже почти 20 лет

Е. Гомбергу пришлось вложить немало усилий – нанятые им специалисты из санкт-петербургского Русского музея по фотографиям и уменьшенной модели скульптуры воссоздали недостающие детали памятника. 17 августа 2001 года его решением бизнесмена-мецената выставили возле здания управления Рижского свободного порта, в парке Кронвальда. Правда, предварительно он заручился согласием городских властей.

В 2015-м Евгений Гомберг вспоминал: «В марте 2001 года согласовывали программу праздника 800-летия Риги, и мэр Гундарс Боярс лично дал обещание Владимиру Чурову, нынешнему председателю ЦИК России, а тогда – завотделом внешнеэкономических связей Смольного, показать памятник на празднике. Поднялся жуткий скандал. [Члены] ТБ (националистическая партия Tēvzemei un Brīvībai. – О.Л.), бывшие в то время в коалиции в Думе, заявили – только через их труп. Ситуация была «подвешена» до самого празднования. За два дня до начала, 15 августа мне позвонил Костя Гаврилов, сотрудник Чурова, и категорически спросил, будет ли выставлен памятник. Если нет, делегация Санкт-Петербурга не приедет. Это я передал Сергею Леонидовичу Долгополову (тогдашний заммэра Риги. – О.Л.), а он – Боярсу. До этого Боярс ещё мялся, но тут наложил на моё письмо резолюцию Тралмаку, исполнительному директору Думы: «Darbam» («В работу»). Я передал в Смольный 17 августа в половине первого ночи, мы выставили памятник, и 18-го делегация во главе с Яковлевым (тогдашний губернатор Санкт-Петербурга. – О.Л.) приехала».

Однако установка памятника вызвала гнев националистических партий, яростно выступивших против того, чтобы Ригу украшал монумент «оккупанту Петру», а некие нацики закидали статую сырыми яйцами. Под яростным давлением городские власти потребовали убрать памятник, а Гомберга оштрафовали «за самоуправное решение» на 25 латов. В дальнейшем, как повествует И. Гусев, от памятника попытались избавиться довольно лукавым образом. «Его пытались подарить Санкт-Петербургу в честь 300-летнего юбилея Северной столицы! Однако питерские товарищи благородно отказались лишить рижан этого раритета, заявив, что готовы принять сей дар, но с условием, что это будет копия, а оригинал должен остаться в Риге. Так и появился в Стрельне, возле Константиновского дворца бронзовый клон нашего Петра. Монумент был открыт 28 мая 2003 года. Отливка и установка памятника была осуществлена на средства международного Константиновского фонда. Работы производились в мастерской Дениса Гочияева, где отливались утраченные детали оригинала», – отмечает И. Гусев.

Е. Гомберг продолжил некоторое время бороться за установку монумента в достойном месте Риги, однако в итоге вынужден был поставить его на автостоянке при своем предприятии Teikas nami (улица Бривибас, 223). Там он красуется и по сей день.

Ригой давно уже управляет «русский» мэр Нил Ушаков, но он особого интереса к историческому монументу не проявляет. А что же дальше? Три года назад меценат Гомберг невесело рассуждал: «Установкой памятника я не занимаюсь, хотя многие энтузиасты мне часто предлагали написать какие-нибудь письма, куда-то сходить, с кем-то говорить. «Вот вы и напишите», – я всегда отвечаю. Свою часть – восстановить скульптуру – я выполнил. По непроверенным слухам из достоверных источников, руководство города не собирается касаться памятника как минимум до 2017 года, следующих выборов Думы. А в случае успеха нынешней коалиции… Впрочем, там уже и выборы в Сейм в 2018 году… Ну и так далее».

2018-й завершился, только воз и поныне там…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here